Овечья конверсия

Новости

Овцеводство в Украине может стать высокорентабельной и даже экспортной отраслью, если фермеры поймут, что ставку надо делать не на шерсть, а на мясо и молоко. И если государство при помощи дотаций и облегчения импорта племенного скота будет содействовать качественному росту породы

Поехал я как-то в Австралию на конгресс по горному делу. А на выходных меня пригласили на местную ферму поохотиться на кенгуру. Там я и увидел полторы тысячи больших мясных овец», — рассказывает горный инженер Петр Швыдько. После этого он решил создать у себя в Днепропетровской области сельхозпредприятие по выращиванию овец мясной породы. В 1999 году Швыдько взял в аренду в Новомосковском районе Днепропетровской области 300 гектаров пашни и 500 — пастбищ, на которых основал хозяйство ООО «Шаролезская овца». Теперь он пытается доказать, что в Украине у этого направления отличные перспективы.

Не только шинели

«У нас нет овец, — утверждает Петр Швыдько. — В нашей стране есть нечто похожее на овцу. Это мирное существо всегда работало почти исключительно на армию. Шерсть стригли для изготовления сукна на солдатские шинели, шкуру отдавали на обмундирование офицеров, а все что оставалось — называлось шашлыком.» Разведение тонкорунных овец в Российской империи инициировал Петр I, желавший экипировать российскую армию на европейский манер. И до самого последнего времени овец использовали в основном как источник шерсти для легкой промышленности. А другие направления овцеводства — молочное и мясное — не получали своего развития. Так было во всем мире.

Ситуация изменилась в конце прошлого века. В 1991-м Австралия, крупнейший мировой производитель шерсти, отменила действовавшее с 1974 года положение о нижнем уровне аукционных цен на этот продукт. Его в стране за семнадцать лет накопилось огромное количество, поскольку он не находил своего покупателя из-за высокого ценового порога. После отмены ограничения сырье хлынуло на рынок, и за пять лет цены на шерсть в Австралии упали в два с лишним раза. А тут и Китай стал резко наращивать ее производство, что еще сильнее обострило конкуренцию на мировом рынке.

В украинском овцеводстве ситуация усугубилась после распада СССР. После обретения независимости в нашей стране упразднили государственный заказ на производство шерсти. Два основных ее потребителя — предприятия по производству школьной формы и казенные организации (армия, МВД и т. д.), не имея средств на пошивновой одежды, почти перестали закупать шерсть. В результате отечественное овцеводство оказалось в более глубоком кризисе, чем другие сегменты животноводства. За годы независимости поголовье овец в Украине сократилось в десять раз и теперь составляет чуть больше миллиона голов. Между тем в последнее время отмечается повышенный спрос на баранину и овечье молоко. По информации президента Ассоциации овцеводов и козоводов Украины Василия Туринского, среднемировое потребление баранины едва дотягивает до 1,4 кг в год, хотя потребность человека в ней составляет примерно четыре килограмма. Получается, что овец разводить становится опять выгодно. Но для нужд пищевой, а не швейной промышленности.

Гены решают все

Петр Швыдько начал искать рентабельную породу, и эти поиски вывели его на французскую овечку шароле. Она быстро прибавляет в весе, не слишком жирная и, главное, хорошо переносит акклиматизацию. Предприниматель даже пригласил к себе на ферму заместителей министра сельского хозяйства и главного ветврача Франции, и те одобрили выбор. Однако проект не удалось реализовать — помешала вспышка коровьего бешенства, изза чего Украина запретила поставки скота из Европы. Тогда Швыдько обратил свой взор за океан и связался с послом Канады в Украине Эндрю Робинсоном. «Переговорили с ним на фуршете на аграрной выставке, — рассказывает фермер. — Робинсон познакомил меня с заведующей кафедрой одного из канадских университетов. Она посоветовала пять фермеров, у которых из всего многообразия предложений я мог бы выбрать гарантированно качественный генетический материал.» Уже в Канаде он познакомился с земляком, а тот помог организовать перевозку овец сначала в Германию, а потом в Украину. Поскольку из Канады в нашу страну нет прямых грузовых авиарейсов, овец пришлось пересаживать в автомобильную фуру прямо на летном поле в аэропорту Франкфурта-на-Майне. Всего днепропетровскому предпринимателю удалось закупить 41 животное трех мясных пород: французскую шароле, голландскую тексель и новую канадскую породу олибс, выведенную специально для местных фермеров. Завезенных животных (это в основном бараны) Петр Швыдько использует как генетический материал. Фермер скрещивает их с овцами украинской мясошерстной породы, вследствие чего поголовье резко увеличивает свои качественные характеристики — в частности, появилась многоплодность. Вместо одного ягненка овцы после третьегочетвертого поколения начали приносить до четырех ягнят. «Если овец отечественных пород кормить отходами шоколадной фабрики, то они дадут ежесуточно привес максимум 120 граммов, — иронизирует Петр Швыдько, ссылаясь на ”Золотые советы Тимирязевской академии”. — А импортные животные на обычных кормах дают привес 400–500 граммов, иногда даже до килограмма. Кроме того, наши овцы рожают одного-двух ягнят в год, а эти — больше трех.» Сейчас фермер содержит в своем хозяйстве около трех тысяч голов скота.При этом основную прибыль ему приносит продажа чистопородных баранов и ремонтных ярок (животное повышенного качества, которое вводят в отару для улучшения потомства). Одного барана он продает по семь тысяч гривен. Петр Швыдько реализует и мясо отбракованных ягнят. Покупают его в основном рестораны по 35–40 гривен за килограмм. Некоторый доход приносит реализация шерсти, объем продаж которой колеблется от шести до десяти тонн в год.

Что можно выдоить из овцы

Перспективным становится и молочное направление овцеводства. «Спрос на брынзу огромный. Ежесуточное производство составляет сто пятьдесят-двести килограммов, но супермаркеты купили бы у нас и тонну», — рассказывает руководитель первого в Украине цеха по промышленному производству овечьего сыра из Закарпатья Василий Фирцак. Однако предприятие не может удовлетворить спрос из-за нехватки сырья.

Овечье молоко очень богато кальцием, почти в два раза жирнее коровьего, в нем в полтора раза больше белка. К тому же выход мягкого сыра из него чуть ли не вдвое больше, чем из коровьего: на килограмм сыра идет восемь литров коровьего молока, а овечьего — четыре с половиной. Но в Украине до сих пор нет ни одной автоматизированной доильной установки для овец. А ручное доение не может гарантировать высокое качество получаемого сырья. «Овцеводы в центральной части Украины вообще считают зазорным доить овец, — говорит Василий Туринский. — Но ведь это глупо. Они за год на овечьей шерсти без учета дотаций зарабатывают пятнадцать-двадцать гривен, тогда как из четырех литров молока получается килограмм брынзы, стоимость которой не менее двадцати пяти гривен. За период лактации овца может дать до ста литров товарного молока, а это около двадцати пяти килограммов брынзы. Таким образом, недополученная прибыль от одной овцы составляет шестьсот двадцать пять гривен в год.»

Ситуация в молочном направлении постепенно улучшается: «Эксперту» известны как минимум два реализуемых проекта по установке автоматизированных доильных линий. Одну из них смонтируют в Одесской области. Как рассказал владелец местного фермерского хозяйства Александр Палариев, заказавший проект у компании DeLaval, это будет самая крупная автоматизированная доильная установка в Европе. На ней одновременно можно выдоить 122 овцы. Монтаж установки предполагается начать 1 июля, а через месяц она должна вступить в строй. Другой комплекс, немного меньший по мощности, будет установлен в Закарпатской области. Такие установки должны резко повысить качество поставляемого сырья, что позволит выходить с овечьим сыром и на украинский, и на европейский рынки. «На румынских предприятиях по производству брынзы французские и итальянские бизнесмены стоят в очереди, чтобы купить и привезти к себе этот продукт», — рассказывает Василий Туринский.

Негде пасти

В начале 90-х поголовье овец сократилось не только в Украине, но и в других странах Центральной и Восточной Европы. Например, в Чехии оно уменьшилось в восемь раз. Правительство решило выделить государственную дотацию на каждую овцематку в размере 60 евро. И это помогло. Сейчас в Чехии активно пропагандируютовечьи продукты, поэтому поголовье возросло почти втрое.

Украинское государство тоже дотирует овцеводство, но в несоизмеримо меньших масштабах. Фермеры, у которых как минимум 30 голов овцематок и ярок (в горной местности — десять), в этом году должны получить на каждую голову до 100 гривен государственной дотации. Кроме того, за каждый сданный на перерабатывающие предприятия килограмм шерсти государство намерено заплатить селянам до восьми гривен дотации. «Но для получения дотации необходимо собрать в Министерстве аграрной политики шесть подписей чиновников, — рассказывает фермер из Макаровского района Киевской области Наталия Бах. — И обычно кого-нибудь из них нет на месте. Приходится ездить в Киев по нескольку раз. Это хорошо, что я живу рядом. Но аграрии едут со всей Украины. Собирают подписи, обивают пороги.»

Кроме финансовой помощи, отрасли необходима поддержка государства в решении земельного вопроса. Овцеводам приходится арендовать значительные угодья для выпаса. И если из-за роста цен на баранину они еще в состоянии выдержать высокую арендную плату, то бороться с земельным рейдерством не могут. Как рассказала Наталия Бах, недавно селяне, у которых она арендует земли, сообщили ей о продаже своих паев. Действующий в стране мораторий на куплю-продажу сельхозугодий все чаще игнорируют. «Я не знаю, куда завтра буду выгонять своих овец, поскольку у этой земли может появиться новый хозяин», — жалуется фермер. Поэтому сейчас Наталия Бах ищет землю в более спокойном регионе. Она собирается найти новую базу, куда будет направлять молодняк для выпаса. А в Макаровском районе останутся только овцематки.

Баранья тропа в Европу

В будущем одним из главных рынков сбыта для отечественных овцеводов может стать Европейский союз. Согласно данным Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (FAO), в 2000–2005 годах средний ежегодный импорт баранины странами ЕС составлял около 394 тыс. тонн. При этом экспорт не превышал 190 тыс. тонн. Однако для получения доступа на этот рынок овцеводам необходимо не только предложить продукцию соответствующего качества, но и получить сертификаты от специальных органов ЕС. Именно здесь необходима поддержка государства.

Кроме того, нельзя отбрасывать в сторону и шерстяное направление. Наталия Бах рассказала, что недавно сдала состриженную с овец шерсть на специализированный комбинат. Там ее постирали и расчесали. После этого фермер отгрузила уже чистое сырье на текстильное предприятие в Ивано-Франковской области. Здесь из шерсти должны сделать постельные комплекты. По расчетам Наталии Бах, при продажной цене в две тысячи гривен за комплект чистый доход составит примерно тысячу гривен.

Овцеводство может также стать источником дохода для зеленого туризма. Например, руководитель совета Ассоциации украинских банков Станислав Аржевитин недавно открыл в селе Колочава Межгорского района Закарпатской области школу овцевода (начальный капитал составил около 40 тыс. гривен). Фактически это благотворительный проект: здесь детям будут рассказывать об овцеводстве и овцеводах. Деньги для своей работы школа станет зарабатывать на туризме. По словам Станислава Аржевитина, туристы смогут здесь научиться варить сыр, доить и выпасать овец, играть на дрымбе, петь коломыйки и т. п.

Однако туризм и экспорт баранины — дело далекого будущего, а шерстяное направление останется слишком узким рынком. Поэтому основные доходы овцеводы будут получать от продажи мяса и брынзы на внутреннем рынке. Одновременно они смогут улучшать поголовье и повышать качество переработки овечьего молока. Для интенсификации этого процесса государство должно повысить уровень дотаций фермерам, поощрять покупку ими доильного оборудования. В начале июня премьер-министр Юлия Тимошенко сообщила, что в ближайшее время правительство рассмотрит возможность отмены НДС и пошлин при импорте племенного скота и техники, используемой в животноводстве (сейчас импортная овцематка стоит 500–2500 евро). От этого выиграют и фермеры, и потребители, для которых баранина станет таким же привычным продуктом, как свинина или говядина.

Украинский бизнес №24  Автор: Дмитрий Уляницкий